Вход
регистрация
Реклама
Хлебсоль

Интервью Юлии Высоцкой с Алексеем Кортневым

Интервью Юлии Высоцкой с Алексеем Кортневым
0
ХлебСоль
29 августа 2011

Первую песню Алексей Кортнев написал уже в 7-м классе английской спецшколы, а спустя три года, будучи студентом мехмата МГУ, познакомился в студенческом театре с Валдисом Пельшем. Так родился дуэт, а впоследствии квартет «Несчастный случай», песни которого сопровождали российскую публику на протяжении всех 1990-х и нулевых. Карьеру вокалиста, композитора и поэта Кортнев успешно совмещал с ремеслом актера и шоумена. Он шутил вместе с Игорем Угольниковым в телешоу «Оба-на!», снимался в кино у Ивана Дыховичного, вел передачи на НТВ и «Русском радио», а в свободное время еще умудрялся сочинять рекламные слоганы для таких «монстров», как Pepsiи M&M’s.

Алексей Кортнев – автор русских версий текстов зарубежных мюзиклов «Кошки», «Иствикские ведьмы», «MammaMia» и «Красавица и чудовище». Его песни звучали в популярных комедиях последних лет «День выборов» и «День радио». Как актер Кортнев продолжает сниматься в кино. Среди его последних работ – роли в фильмах Константина Лопушанского и Павла Лунгина.

Женат на гимнастке Амине Зариповой. У пары двое сыновей – Арсений и Афанасий.

Юлия Высоцкая: Алексей! Правда, что у вас дома есть окошко в стенке кабинета, и вы через него получаете еду?

Алексей Кортнев: Правда, причем окошко такого размера, чтобы через него бутылка проходила свободно. Так что я периодически его открываю и кричу: «Давайте кашу!» И мне туда что-нибудь просовывают. Этим окошком еще беззастенчиво пользуются мои дети. Надо было сделать его закрывающимся наглухо, а я как-то отвлекся во время строительства квартиры, поэтому окошко спокойно открывается в обе стороны. Так что туда часто всовывается чья-нибудь голова из кухни: дети на стол забираются и заглядывают ко мне. Я на них, конечно, зла не держу. Правда, иногда тапочками кидаюсь.

Ю.В.: Чтобы творить, вам лучше быть голодным или сытым?

А.К.: Скорее сытым, чтобы не отвлекаться на позывы желудка.

Ю.В.: Значит, художник не должен быть всегда голодным?

А.К.: Мне кажется, в этом выражения имеется в виду не физический голод, а духовный. Потому что если человек постоянно думает о том, как ему заработать денег, чтобы потом набить живот, то он начинает творить ради этого. А вот человек, как сказали бы братья Стругацкие, удовлетворенный желудочно, способен на свободное творчество. У меня есть одна привычка. Известно, что все эти творческие процессы очень связаны с мелкой моторикой. Когда что-то перебираешь в руках, то думается лучше. А поскольку все время развязывать и завязывать шнурки на ботинках неудобно, то в ход идут, например, семечки. Так что я грызу семечки и чувствую себя перманентно сытым.

Ю.В.: Сигареты, наверное, из той же оперы.

А.К.: Из той же. Но я не курю, как-то не сложилось.

Ю.В.: А пьете что? Водку?

А.К.: Из спиртных напитков я больше ценю крепкие 40-градусные. Вино мне тоже очень нравится, но с ним мой желудок почему-то с трудом справляется. Зато саке пью с наслаждением. Пиво – сколько душе угодно. Но лучше всего крепкие напитки. Например, виски – это целый мир. Вкусовая гамма очень широкая, и на самом деле все виски очень отличаются друг от друга, как котлета от дыни. Можно это с духами сравнить. Одни виски пахнут «Шипром», другие – «Красной Москвой». У меня есть и свои собственные предпочтения, и я очень люблю так называемые копченые сорта: CaolIla, Oban… Здесь рядом, кстати, есть хороший магазин виски, я в него обязательно зайду после интервью.

Ю.В.: Сдается мне, что вы гурман.

А.К.: Я гурман, хотя совершенно не умею готовить. Единственное, что я умею и люблю делать, – это варить всяческих раков и креветок.

Ю.В.: Расскажите, как вы раков варите.

А.К.: Если нет специальной смеси, которая в принципе продается, то ее надо сделать самому. Туда в первую очередь идет сухой укроп, и его не может быть слишком много. Затем обязательно сливочное масло...

Ю.В.: Леша, объясните мне, я не понимаю. Почему все москвичи варят раков с маслом? Я выросла в Ростове-на-Дону, нам этих раков мешками привозили. Да и сами мы ходили на лиман их ловить. И никогда никакого сливочного масла при варке не было. Откуда оно взялось? Какие-то извращения московские!

А.К.: Я, конечно, москвич. Но вот мой близкий друг, совместно с которым мы чаще всего и занимаемся раковарением, тоже родом из Ростова. И он всегда раков с маслом варил.

Ю.В.: Это ваше тлетворное московское влияние!

А.К.: Или это вы, Юля, не все знаете про свою колыбель.

Ю.В.: Ну так что там у вас дальше, после сливочного масла?

А.К.: Хороший коньяк или, если угодно, виски. В общем, сильно пахнущий, ароматный, крепкий напиток. Я недавно попробовал даже с рижским бальзамом раков сварить, и очень интересно получилось. Ну и морская соль, конечно, крупная морская соль.

Ю.В.: Какие у вас детские воспоминания о еде?

А.К.: Я вскормлен бабушкой Тамарой Филипповной. Она родом с Украины, поэтому всегда готовила обильно и щедро. Там была традиционная украинская кухня, включавшая всевозможные галушки и вареники с вишней. В общем, бабуля кормила всерьез. А мама у меня – непревзойденный мастер салата. У нас был и остается один любимейший салат в ее исполнении. С курицей и ананасом – называется «французский». Я не знаю, много ли в нем французского на самом деле – может, только майонез, – но салат очень вкусный.

Ю.В.: А ваша жена готовит?

А.К.: Нет, Амина не готовит вообще. Ее детство прошло в спортивных лагерях, и там ее кормили, как меня сейчас, через окошко: поднос принял, поднос сдал. Она никогда не стояла у плиты и даже не видела, как возле нее стоят, так что приобрести какие-то навыки было невозможно.

Ю.В.: Кто же у вас дома готовит?

А.К.: Няня. Няня всех нас кормит. Точнее, няни. У нас их две. Одна – из Тулы, другая – из Рязани. Обе прекрасно готовят котлетки, салатики, винегретики. И все то, что они готовят детям, мы тоже едим.

Ю.В.: У вас дома патриархат или матриархат?

А.К.: Не знаю, трудно сказать. Моя жена – очень волевая девушка: она же профессиональная спортсменка. Мне кажется, что у нас все-таки паритет.

Ю.В.: Это замечательно. А родители вы строгие или скорее добрые?

А.К.: Добрые, судя по всему. Мы очень редко наказываем детей. Хотя, думаю, что мы просто многое перекладываем на няню. Так что, может быть, мы не добрые, а изворотливые просто. Действительно, очень во многих вопросах человеку, который находится с детьми постоянно, виднее, что им сейчас можно, а что – нельзя. И когда я утром выхожу заспанный из нашей комнаты, а ко мне бежит младший сын Афанасий и начинает ныть: «Папа, папа, а можно мне мультик?» – я ему честно отвечаю: «Афуня, я не знаю, можно тебе мультик или нет, это может сказать только няня». А няня уже бежит за ним с криком: «Афуня, отстань от папы, ты сегодня мультик уже смотрел».

Ю.В.: Хорошо вы устроились!

А.К.: Неплохо. Но, конечно, у нас в доме есть какие-то правила, запреты, которые нарушать нельзя, и это даже не обсуждается.

Ю.В.: Что вы делаете, чтобы расслабиться после трудной съемки или концерта?

А.К.: Знаете, мне достаточно прийти в номер гостиницы или приехать домой, что, конечно, предпочтительнее. Переодеться в халат, сесть перед телевизором, налить себе виски и какое-то время сидеть, отражая атаки детей на себя. И все. Еще у меня есть любимые спортивные занятия. В Москве это, как правило, бильярд или боулинг. Еще есть волейбол, но это очень редко, потому что все коллективные игры, как вы понимаете, играются вечером после работы, то есть именно тогда, когда работаю я, а днем собрать команду очень сложно.

Ю.В.: В этой команде играет кто-нибудь из ваших музыкантов?

А.К.: К сожалению, нет. Я очень дружен с некоторыми ребятами-волейболистами, но они все работают разными инженерами и менеджерами, поэтому мы встречаемся с ними очень редко и в основном в субботу-воскресенье.

Ю.В.: А путешествуете вы много?

А.К.: Меньше, чем хотелось бы. Я путешествую в основном в те места, где можно заниматься спортом. Вот в последнее время мы с женой очень увлеклись гольфом и начали ездить туда, где можно играть в гольф.

Ю.В.: Расскажите, в чем прелесть этой игры?

А.К.: Это медитация. Чистая медитация, которая продолжается четыре с половиной-пять часов. За это время ты проходишь километров 15. И когда ты уже начинаешь хорошо играть, это становится безумно увлекательным. Вообще, любой спорт, в котором ты разбираешься, очень интересен. Я вас уверяю: мне гольф интересно даже по телевизору смотреть, хотя еще совсем недавно я такого представить себе не мог.

Ю.В.: Кто вас к нему пристрастил?

А.К.: Один мой совершенно замечательный друг, кстати волейболист. Поскольку у меня жена – профессиональная спортсменка, то через нее я познакомился со многими ребятами-спортсменами. Он нас с Аминой отвез на остров Маврикий. Мы жили там в отеле, расположенном прямо на территории поля для гольфа. Оно было построено такими террасами, и с каждой лунки открывался вид на океан. Ты подходишь к мячу, а вокруг трещат мангусты, летают попугаи и океан синеет вдали... Так и пристрастились. В гольфе, когда у тебя хотя бы три раза подряд получается настоящий хороший удар, испытываешь ощущение подлинного счастья.

Ю.В.: А на горных лыжах катаетесь?

А.К.: Обязательно. Раньше куда только я ни ездил – и в Карпаты, и на Кавказ. Но сейчас это в основном Европа: все-таки Альпы лучше всего, прежде всего из-за инфраструктуры и количества трасс. В горах я просто расцветаю. Дело в том, что я жаворонок, мне удобно рано ложиться и рано вставать. Был период, когда мы играли во всяких «Метелицах» и у нас выступления начинались даже в полтретьего ночи. Это было очень неприятно. Мне такой режим противопоказан. А в горах жизнь к пяти часам вечера заканчивается, солнце садится, подъемник останавливается. Ну в покер поиграешь еще немного, и все. В 10 вечера – все по койкам, а в 7 утра встали и пошли на гору. Счастье!

Ю.В.: Бывает, что специально едете в какую-то страну, потому что там кухня хорошая?

А.К.: Нет, такого не бывает. Но, уже будучи на месте, мы не раз подвергали себя длительным переездам, чтобы добраться до какого-нибудь хорошего ресторана. Вот, например, в «Трех долинах» на перевале в Куршевель есть ресторанчик «Суккуб», в котором подают фантастическую сельдь с картошкой. Там хозяйка – полька. Она приносит горшок, в котором тушеные картошка, морковь и лук, а отдельно к этому подается филе селедки. Это очень вкусно, но порции такие огромные, что сколько раз я туда приезжал, столько раз объедался до боли в желудке. Сначала все в компании заказывают себе по горшку, но никто до конца его съесть не может. А я до этого дела очень жадный. Так что всегда съедал там несколько таких горшков и обязательно страдал на следующий день.

Ю.В.: Есть еще что-то, что вы будете есть, хотя знаете, что это – вредно?

А.К.: Я очень люблю китайскую кухню и периодически себя ею травлю. Ясно же, что это очень вредно – какая-нибудь рыба со вкусом мяса. Она вся жареная-пережаренная, и канцерогены из этого блюда прямо выскакивают. Но я его все равно съедаю, потому что оно мне очень нравится.

Ю.В.: В Москве есть хорошие китайские рестораны?

А.К.: Насколько я знаю, очень хороший китайский ресторан есть в гостинице «Салют» на Ленинском проспекте. На последнем этаже. Он совершенно аутентичный, там все написано по-китайски, и лопают там в основном китайцы.

Мне очень повезло, потому что одно время я был дружен с девушкой-китаянкой, которая работала в китайском посольстве и преподавала китайский язык в университете. Ее мама была воспитана в семье русских эмигрантов в Шанхае. И вот она меня таскала по разным настоящим китайским местам в Москве.

А еще в бывшей гостинице «Орленок», ныне отель «Корстон», есть совершенно корейский ресторан. В Москве вообще очень много аутентичных азиатских мест. Насчет японцев не знаю, но вот китайцы и корейцы представлены у нас очень хорошо.

Ю.В.: А какой город для вас самый вкусный?

А.К.: Для меня, наверное, все-таки самый вкусный город – это Москва. Самое вкусное мясо я ел в Москве в «Гудмане». Я неоднократно посещал стейк-хаусы во всем мире и авторитетно заявляю, что в «Гудмане» готовят вкуснее.

Ю.В.: А на диетах когда-нибудь сидели?

А.К.: Я пощусь уже лет пять, хотя это для меня страх и ужас. Из-за того что не ем мяса, мне все время хочется есть. Но надо же как-то себя истязать! А еще когда-то я увлекался доктором Волковым. Вот кто колоритнейший персонаж и прекрасный дядька! Больше всего мне понравилось, что он не запрещает пить крепкие спиртные напитки. Даже, наоборот, говорит, что это – единственное, что можно принимать вместе с едой. За полчаса до трапезы и полчаса после – никакой жидкости, а водку – пожалуйста.

«Французский» салат от мамы Алексея Кортнева:

500 г вареной куриной грудки

1/2 свежего ананаса или 1 банка консервированного

200 г твердого сыра

1 банка консервированной кукурузы

майонез

острый красный перец или порошок карри (по желанию)

Курицу и ананас нарезать маленькими кубиками. Сыр натереть на терке. Майонез перемешать с 1 чайной ложкой порошка карри или 1/3 чайной ложки острого красного перца. Выкладывать салат слоями на блюдо, промазывая каждый из них майонезом: слой курицы, слой ананаса, слой сыра, слой кукурузы. Затем повторить слои, чтобы последним оказался слой из тертого сыра. Перед подачей поставить в холодильник на два-три часа.

Журнал "ХлебСоль" Август 2010

В каждом номере "ХлебСоль" читайте эксклюзивное интервью Юлии Высоцкой с самыми знаменитыми персонами!

Теги поста
рейтинг статьи
Рассказать друзьям
Комментарии — 2
Ed4 square50
Отправить
Olya
Olya
29.08.2011 14:41:20

Понравилось, как Алексей ответил Юлии про раков, молодец.

Innessa8
Innessa8
30.08.2011 15:35:02
Olya,

я тоже из Ростовской области,и как и Юлия слышу впервые про масло...