Вход
регистрация
Реклама
Интервью

Еssentials. Трансаэро, апрель 2010

Еssentials. Трансаэро, апрель 2010
0
Едим Дома
09 апреля 2010

- Ваша последняя роль в театре - Соня в «Дяде Ваня». До этого на этой же сцене, в театре Моссовета, вы сыграли Нину Заречную. Как вы думаете, почему Чехов так важен для русского режиссера? И каково это – воплощаться в героинь Чехова? Глубоко несчастных, часто несостоятельных…

- Все вопросы, которые касаются режиссеров, лучше задавать самим режиссерам. Я - актер, исполнитель, который должен просто внимательно слушать, что хочет от него режиссер и исполнять его требования, пытаться в этом найти свою свободу и быть убедительным - в первую очередь для режиссера, а потом для публики.

Я не считаю, что герои и героини Чехова несчастны или несостоятельны. Это просто люди, со своей судьбой, своей линией жизни. Они совершенно такие же, как мы с вами, и именно этим интересны и трудны. Собственно говоря, слово «герои» к ним не вполне подходит, поэтому их так сложно играть. А вообще у каждого свое личное субъективное восприятие, так что судить зрителям. Как говорит Андрей Сергеевич, у которого я учусь каждый день: «И вы правы. Все, что вы видите, так оно и есть - вы правы!»

- Кто же тогда настоящие героини - кумиры? Грейс Келли или принцесса Диана? Кстати, как вы думаете, чем так прочно «зацепили» эти женщины мужскую фантазию на столько лет вперед?

- Ни Грейс Келли, ни принцесса Диана моими кумирами не являются. Думаю, своей популярностью эти женщины обязаны, в основном, масс-медиа. Кроме того, мне кажется, что над созданием этих образов-символов потрудилась не столько мужская, сколько женская фантазия. Женщины очень падки на романтические истории, особенно, когда в финале имеется замужество за принцем. Я не знаю, как формируются кумиры, что делает кумира кумиром. Наверное, есть люди, у которых просто есть качество звезды. Это не значит, что они необыкновенно талантливы, как актеры, писатели, как мамы и так далее, просто у них есть это качество – некое сияние, особая энергетика, что-то такое, что срабатывает и… Не знаю, мне сложно об этом говорить.

- В одном из интервью вы сравнили процесс съемки в кино с наркотиком. Почему?

- Вообще, наркотик - это что? То, что помогает ощущать жизнь очень интенсивно, концентрированно: если радость, то уж такая, что до предела! Кто-то, покурив или приняв что-то, начинает смеяться, кто-то плачет и так далее. В кино все то же самое, но более протяженное во времени: на два месяца, например, если ты снимаешься от начала и до конца. На съемочной площадке концентрация жизни такая, что… Знаю очень много артистов, у которых по окончании съемочного периода начинается депрессия. Кажется, что ты никому не нужен, что ты ничего делать не можешь, что все кончилось – вот был пик, а сейчас ты катишься вниз. Естественно, это такая же иллюзия, как и то, что пик был. Но возвращаться к этому, конечно, хочется снова и снова. Тем более, что ты реально видишь результат своей работы, а если повезет, то ты видишь результат, который подтверждает, что ты не зря живешь на этом свете.

- Актриса, женщина и пластическая хирургия – это совмещается? Есть ли другие способы «не сдаваться» и молодеть с каждым днем? И можно ли вообще смириться с возрастными изменениями?

- Пластическая хирургия, ботокс и так далее - это личный выбор каждого человека. Актрисы - такие же женщины, как и другие, а женщинам страшнее стареть, чем мужчинам. Хотя я знаю многих, которые с годами становились только интереснее. Желание выглядеть вечнозеленой двадцатилетнее елочкой – в чистом виде результат качественно промытых мозгов. Полная глупость! Женщина в 40 лет переживает не из-за того, что она недостаточно хорошо выглядит в свои 40, а из-за того, что не похожа на себя двадцатилетнюю! Это именно то, что с нами делают журналы, телевидение и прочие средства массовой информации. Грустно, когда этому поддаются, а не поддаваться тяжело, потому что на тебя смотрят, потому что тебе могут не дать какую-то работу, посчитав, что ты уже не в форме. Словно это – не в порядке вещей, словно старение - это противоестественный ход событий и мы будем жить вечно. Не надо смиряться с тем, что вы стареете. Нужно стареть красиво, достойно.

- Быть в форме вам помогает спорт. Как вы начали бегать? Это же очень физически тяжело, многие начинают и бросают. Как вы думаете, выбор спортивных занятий как-то взаимосвязан с характером, темпераментом человека?

- Бегать меня научил муж. Купил мне кроссовки и сказал: «побежали!» И это оказалось прекрасно… Физически тяжело? Ну, не знаю. Тяжело в шахте работать, уголь разгружать, а бегать - это прекрасно! Не обязательно бежать по 15, 5 км в час, можно начать трусцой, можно просто быстро идти. А еще бег – это определенного рода медитация. Замечательный период одиночества, когда можно целиком погрузиться в себя. Многие люди, которые занимаются спортом, исключающим громкую музыку или массовое прыганье в одной комнате, уверены, что спорт помогает становится спокойнее, формировать более цельное восприятие жизни.

Я не знаю как выбор спортивных занятий взаимосвязан с характером, делаю то, что мне нравится. А нравится  мне быстро бегать. Никогда бы не смогла заниматься с гантелями, гирями, хотя другим это вполне по душе. Наверное, в этом есть какой-то смысл.

- Как распределяются спортивные пристрастия в вашей семье?

- У нас нет каких-то взаимоисключающих спортивных увлечений. Кто-то любит плавать, кто-то бегать - мы просто любим движение, любим жить активно.

- В вашей семье был опыт домашнего образования. Расскажите о его плюсах и минусах.

- Да, Маруся с Петей год занимались дома. Это был эксперимент, который, я считаю, прошел успешно. Нам удалось избежать чудовищных пробок и множества болезней. Пока дети ходили в школу, они очень часто болели. В домашнем образовании есть много плюсов. Во-первых, меньше давление на детей, что хорошо, если у ребенка подвижная психика, а это сейчас не редкость. В тоже время, образование находится под контролем, нет нежелательного влияния. Есть и минусы, безусловно. Такие, как отсутствие коллектива. Коллектив стимулирует дисциплину, умственные и творческие способности. Дома, конечно, приходится прикладывать к этому больше усилий.

- А компания у Маруси и Пети есть? Друзья-товарищи, как в детстве их мамы и папы?

- Конечно, у них есть друзья, с которыми они встречаются на выходные. С компаниями сейчас сложно. Жизнь стала такая опасная, что я своих детей не выпускаю одних на улицу, а в присутсвии взрослого – что же это за компания? Свободное, без присмотра гуляние во дворе с друзьями, когда мама кричит из окна, зовя ребенка на ужин – это картинка из прошлого. Да и малы еще Маруся с Петей для компании. Вот повзрослеют и все у них с компаниями будет в порядке.

- Воспитание вкуса у детей возможно?

- Не только возможно, но и необходимо! Дети - это абсолютно чистый белый лист бумаги. Безусловно, они рождаются каждый со своим характером, но влиять на них можно и нужно. Нужно их учить, что такое хорошо и что такое плохо. Если мне или моему мужу есть, что им сказать, это необходимо говорить, нужно учить, не теряя ни одного дня.

- Что запрещаете детям?

- Перечислить все, что я запрещаю детям, не хватит страниц в журнале! В первую очередь, телевизор и компьютерные игры. Абсолютно исключены сладкое, газированные напитки и фастфуд. Этого просто никак не может быть. С телевизором, конечно, бывают послабления, а все остальное – красная черта: нет, нет и нет.

- Дай вам волю, что бы вы исправили в российской системе питания? Какую бы антирекламу запустили? Что бы запретили?

- Ничего не надо исправлять ни в какой системе питания! Мы ко всему придем сами. Надо просто отдаться течению и пусть все идет, как идет – развивается естественно. Антиреклама может сработать как реклама. Если плыть против течения, то потеряешь силы и никуда не продвинешься, поэтому надо просто тихо и спокойно делать свое дело. Я стараюсь не брать в свою программу продукты с консервантами, избегаю ненатуральных продуктов – просто стараюсь готовить здоровую и вкусную еду. Не думаю, что судьбоносное изменение в подходе питания нации возможно. Это громкие слова, за которыми сложно представить какие-то настоящие действия.

- Почему ваш журнал называется «ХлебСоль»? Имеется в виду русское хлебосольство – гостеприимство?

- «ХлебСоль» – это то, что по-английски называется essentials. Это точнее расшифровывает название, чем просто гостеприимство. Еssentials - это совершенно необходимые, незаменимые вещи, то, что было, есть и будет в каждом доме, на каждом столе. Конечно, мне очень бы хотелось, чтобы что-то из того, что я делаю в этом направлении, стало бы своего рода essentials.

 - Ваша новая книга о детском питании - из этого списка необходимых вещей?

Для меня та информация, которая там собрана, является необходимостью. Какая-то была необходимостью, когда дети были очень маленькими, какая-то продолжает оставаться необходимостью, вроде тех рецептов, которые им нужно готовить на завтраки перед школой или брать с собой в школу или просто, когда они превращаются в «нехочух».

- Расскажите про другую вашу "детскую историю" - "Щелкунчик".

«Щелкунчик» это кино, над которым довольно долго работал Андрей Сергеевич Кончаловский и вот теперь оно выходит под Новый год в начале декабря 2010. История очень интересная, Гофмановская. Время действия перенесено в Вену 20х годов. Это очень интересная, захватывающая история о том, как крысы берут Вену, а принц, который был превращен в Щелкунчика матерью крысиного короля, спасает вместе с девочкой Мэри город от этого страшного нашествия. История добрая, красивая. Я играю две небольшие роли: маму и фею.

- Французы утверждают, что в их стране так мало разводов потому, что у мужа и жены есть общее хобби – еда. Прокомментируйте это, пожалуйста.

- Не думаю, чтобы это было именно так… Хотя, конечно, институт семьи формируется во многом вокруг стола. Хотим мы этого или нет - мы должны есть. Многие стараются и умеют превратить эту потребность в ритуал. Родители формируют у детей любовь к воскресным обедам, к совместным завтракам на кухне или ужинам за большим столом. Это стиль жизни и мне это очень близко. Это именно тот путь, по которому надо идти, а не хватать на ходу бутерброды. Недавно сидела за одним столом с итальянцами и с американцами, и итальянец, сказал: «Дома я ем гораздо больше, но не поправляюсь так, как в Нью-Йорке. В Америке я так много работаю, что успеваю только перехватывать что-то на ходу. А в Италии я трачу на обед полтора часа. Но ем я здесь с удовольствием, в компании с приятными собеседниками и каким-то образом все эти замечательные макароны с большим количеством сыра, оливкового масла и сладким с кофе, проваливаются просто в никуда». Великая мудрость - не торопись – распространяется и на еду.

- Увы, ритм современной жизни, не всегда позволяет быть мудрым. Как, например, придерживаться здорового образа жизни человеку, для которого не то что машина – перелеты уже вошли в привычку?

- Да, я тоже очень много летаю и, к сожалению, пришла к выводу, что это не очень полезно для организма. Поэтому в полете стараюсь вести себя как можно правильнее: пью много воды, не ем ничего тяжелее фруктов, а главное – стараюсь подольше спать. Во время перелета замедляется обмен веществ, так что надо просто отдаться этому течению.

- Ваше самое хорошее путешествие?

- Ой, их было столько, что мне очень сложно ответить на это вопрос. Хотя, конечно, один перелет ничто не затмит: мы с Андреем Сергеевичем летели из Майами на Ямайку и он сделал мне предложение прямо в салоне самолета. Так что я все-таки люблю салоны самолетов.

- Где вы сейчас живете? В новом доме в Тоскане?

- Я живу и работаю в Москве. В Тоскане у нас есть дом, но мы там проводим только свободное время, когда оно бывает достаточно долгим. Чаще всего летом, редко-редко когда выпадет неделя осенью или зимой.

- Какой город мира – ваш по зову крови?

- Люблю многие города - все по-разному и за разное. Но все-таки чувство сопричастности к тому или иному городу зависит от того, есть ли у меня в нем дело. Города, которые просто проезжаешь, остаются в памяти просто фотографиями, набором мелькающих картинок. Они не вызывают эмоционального сопереживания… Вот недавно ехала в машине по Москве и думала, как это замечательно - быть частью этого сумасшедшего ритма.

- Специалисты  в Москве, России, которых вы бы с удовольствием взяли с собой в путешествие в другую страну? Например, тренеры, массажисты, косметологи, учителя…

- Сейчас весь мир стремиться к тому, чтобы жить здорОво, так что тренеры сейчас везде есть хорошие. Что касается учителей, то в России вообще и в Москве, особенно, много сильных преподавателей. И вообще у нас все хорошо! У нас очень талантливая нация, и не нужно искать подтверждений своему патриотизму, говоря «у нас это хорошо, то хорошо» - у нас все хорошо! Россию надо любить безусловно, просто потому, что она наша родина, а не потому что кто-то или что-то лучше у нас лучше, чем в другом месте мира. И Москва замечательный, прекрасный город, Здесь можно найти все и всех. Я абсолютно убеждена, что лучшие специалисты по телу находятся именно в Москве Ну, может быть, только в Тайланде делают такие же хорошие массажи. Но одновременно, так сказать концентрированно, найти и настоящий тайский массаж, и лучший антицеллюлитный, и отменный маникюр с педикюром - точно можно только в Москве. Другое дело, что это не самым удобным образом организовано. Например, в Нью-Йорке не такой хороший маникюр, зато он стоит в пять раз дешевле и повсюду салоны, в которые можно забежать и через 20 минут выйти с аккуратными ногтями. Да, это самый обычный, рядовой маникюр, не какой-то там аппаратный, обрезной, на который надо тратить полтора часа… У меня нет лишних полутора часов на маникюр! Вот этого нам пока не хватает - хорошего, быстрого, обслуживания. Качественного и демократичного. Что делать тем, которые живут на бегу? Тем у которых жизнь летит без водителя, который привезет маникюршу, увезет маникюршу, отвезет платье в химчистку, заберет… Вот я и смотрю с ужасом на свои ногти и думаю, когда же это кончится, когда я все-таки этим займусь?!!

рейтинг статьи
Рассказать друзьям
Комментариев пока нет. Будьте первым
Ed4 square50
Отправить