Вход
регистрация
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Дом

Волшебный аромат

Волшебный аромат
0
Ольга Яралек
04 сентября 2013

         – А мы поможем маме и всё уберём на полочках в кухне, – сказала я.

            – Хорошо. Давай поможем.

            Аккуратно всё разложим.

            Иногда Слава неожиданно рифмует свои ответы, и сама не понимает, как это у неё получается. Мы пошли в кухню, придвинули два стула к шкафу и, открыв дверцы, заглянули внутрь.

            – Саша, по-моему, здесь и так порядок.

            – Значит, будет ещё лучше порядок, – ответила я и потянула на себя большую коробку с пакетиками.

            Слава тоже протянула руки, но коробка оказалась такой тяжелой, что мы не  смогли её удержать и уронили. Она с грохотом упала, и пакетики рассыпались. Некоторые из них порвалась, и разноцветные порошки перемешались. Тут же в воздухе появился сильный аромат и защекотало в носу.

            – Что, ап-чхи, мы наделали! Ап-чхи. Мы же это никогда не…. Ап-чхи! Не соберём!

            – Мамочка, как всё перемешалось!

               И порядка вовсе не осталось!

            – Да! Перемешалось! И кто просил трогать! – раздался тонкий голосок.

            – Как кто просил? Ты же сама сказала, «поможем убраться»! – удивилась Слава.

            – Я ничего не говори… Ап-чхи.

            – Как же так? Не говорила?

               Ты забыла! Ты забыла!

            – Я вообще говорила, а сейчас не говори...

            Вокруг нас послышались голоса, гул нарастал. Мы завертели головой в разные стороны и не сразу поняли, что это возмущаются рассыпавшиеся пряности.

            – Не шумите! Не волнуйтесь! – затараторила я, когда поняла кто говорит. – Мы вас сейчас соберём.

            – Кого соберём? Куда соберём? Как соберём? – возмущался Шафран. – Вы нас не различаете ни по цвету, ни по запаху!

            – И зачем вы сюда полезли! Везде свой нос суёте! – кричал Базилик.

            – Как печально, – вздыхал Орегано. – Как печально…

            – Что творится! Сейчас как вспылю! Обчихаетесь! – ругался Тархун.

            – Не пугай их, «маленький дракончик». Не думаю, что они специально нас рассыпали, – снова заговорил Орегано и, обращаясь к нам, продолжил. – Тархун с латинского языка переводится как «маленький дракончик». Листочки у него узкие и на конце делятся на две или три части, как язычок дракона.

            – Мы действительно не хотели, – прошептала я.

            – Не хотели они. Перца вам в мороженое! Всё! Пропал мой аромат. Нежный, терпкий, анисово-ванильный! – Тархун даже взвизгнул от злости.

            – И мой сладковато-камфорный запах пропадёт, – печально сказал Розмарин.

            – И мой горько-пряный аромат исчезнет, – вздохнул Шафран. – Что делать? Что делать?

            – Ну, тебе ли переживать? Ведь ты же у нас самый-самый, – насмешливо вставил Базилик.

            – Что значит самый-самый? – спросила я.

            – Самый ароматный, самый стойкий, самый дорогой, самый универсальный, – ответил Орегано. – Он самый ароматный среди нас. Из него можно получить самый стойкий краситель. Шафран – самая дорогая пряность и, конечно, это универсальное лекарство.

            – А ты точно на кухне должен находиться? Может тебе место в ванной, где мама краску для волос хранит? Или в аптечке? – спросила Слава.

            – Какие невежественные девочки, – возмутился Шафран. – Да. Я должен быть здесь, на кухне. Я пряность! А вот почему я самый дорогой, объясню. Должен же расширением Вашего кругозора кто-то заниматься. Что такое, по-вашему, шафран? Это рыльца цветков фиолетового крокуса. Чтобы собрать 1 килограмм рылец – нужно на рассвете, пока не палит солнце, собрать 150 000 тысяч цветков крокуса! А цветёт цветок всего 2-3 дня. Поэтому я дорог.

            Слава похлопала глазами и, загнув большой палец на руке, сказала:

– Фиолетовый цветок,

Очень мал для сбора срок.

            – У тебя загадка получилась, – продолжил свой рассказ Шафран. – Краска, которую из меня можно получить, жёлтого цвета. К тому же моё название с арабского языка переводится как жёлтый. А универсален как лекарство я потому, что снимаю головную боль, улучшаю настроение, помогаю заснуть, лечу воспаление уха, прогоняю чувство голода. А какое вкусное становится мясо, если добавить меня самую капелюшечку! Просто мечта!

            – Извините, мы этого не знали, – сказала я.

            – Не знали они! Чего вы вообще знаете? Конфеты да мультфильмы в голове. Но пусть ты, Шафран, и король пряностей, я тоже не «петрушка с лаврушкой». Кто сохранит молодость и память? Кто убивает микробы? Я даже могу продлить жизнь продуктам, законсервировав их! А какой изысканный вкус я придаю блюдам, и говорить нечего, – хвалился Розмарин.

– Молодость дарить он может,

Память сохранить поможет,

тихо сказала Слава, загнула второй палец и посмотрела на меня. Я кивнула головой.

            – Давно спросить хотел, – хихикнул Тимьян, – почему тебя назвали Розмарин? Ты что, какое-то отношение к маринованным розам имеешь?

            – К каким розам маринованным? – удивился Розмарин. – Что за чепуха! На латинском языке я «морская роса». Где я расту? Вдоль морского побережья. Считается, что морская пена, долетая до моих цветов, окрашивает их в удивительный лазоревый цвет. Очень красивая легенда, по-моему.

            – Понятно, понятно. С тобой главное не переборщить, – фыркнул Тархун. – В отличие от меня. Хоть я и полынь, но горькой не бываю. А вот ты… Чуть больше положишь, и блюдо будет горчить.

Вот не горькая полынь.

В суп её скорее кинь.

            Третий палец на Славиной руке загнулся.

            – Мне кажется, вы ссоритесь, друзья, – осторожно проговорил Орегано.

            – И с чего бы это нам ссориться, в самом деле? – возмутился Базилик. – Все на взводе. Все нервничают. Только ты в своём репертуаре! Мы пропали почти, а он только всех успокаивает.

            – Да, дружок. На тебя ничего не действует, – подхватил Шафран. – «Горная ты отрада». Всё думаешь, понюхают тебя, послушают и успокоятся? Только сейчас не тот случай!

            – А почему «горная», – удивилась Слава.

            Я дёрнула сестру за рукав. Только про нас забыли, мы опять внимание привлекли. Слава с удивлением посмотрела на меня и спросила:

            – Почему отрада ясно, утешение значит. А почему горная?

            – Есть такая легенда, что сам Зевс, самый главный бог древних греков, был вскормлен молоком козы, которая питалась моими листиками и цветами, а росла я на горе. Вот потому и горная. И я считаю вам всем нужно вдохнуть меня основательно. Успокоиться и улыбнуться.

Настроенье, силы даст,

Успокоить всех горазд.

            Слава загнула четвёртый безымянный палец.

            – Можно узнать чему улыбнуться? – крикнул Тимьян. – И как успокоиться? Я никак не могу успокоиться!

            – Конечно, ты же моя противоположность! Я успокаиваю, ты возбуждаешь.

 

       

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

– Да, «тимус» – сила, дух! Я никак не смогу успокоиться, даже если захочу. Есть во мне такое вещество – тимол. Редкое вещество! Мастер по уничтожению бактерий. Оно меня держит в боевом духе и помогает здоровье людям возвращать.

Все бактерии погубит,

Силы дать не позабудет.

 

            Слава загнула пятый палец и одними губами сказала мне:

            – Сколько же мы пряностей про-сы-па-ли!

            Пока Тимьян говорил, Розмарин продолжал причитать:

            – Знала бы венгерская королева Елизавета, что я валяюсь на полу! Она восхищалась мной, умываясь розмариновой водой, и в 60 лет была так хороша и молода, что мужчины предлагали ей руку и сердце. И вот я на полу!

            Ему вторил Шафран:

            – Столетиями тайна моего использования переходила от отца к сыну. Кулинары и фармацевты, ремесленники и парфюмеры превозносили меня до небес, и где я сейчас? Рассыпан, не собрать…

            Базилик тоже никого не слушал и разговаривал сам с собой:

            – Кто базилик жуёт, тот долго живёт. Как бесславно закончилась моя жизнь.

            – Да тобой только комаров гонять, томатная ты пряность! – возмутился Тимьян, услышавший слова Базилика.

            – И что? Моего запаха все кровососущие боятся. Разве это плохо? А своей дружбой с помидорами я горжусь! Мы вместе создаём лучшие томатные пасты и кетчупы!

Возбуждает аппетит,

От него комар летит.

            Слава подняла вторую руку и опять загнула палец. Базилик никак не мог успокоиться:

            – А вот тобой, Тимьян, только коровники окуривать!

            – Да, да. Непонятно, что хорошего нашли в твоём сладковатом дегтярном запахе. Тоже мне, царская травка, – неожиданно поддакнул Базилику Шафран.

            – Коровники мной окуривают, чтобы не было микробов! Это очень важно! И вообще, кто бы говорил, единоличник несчастный! Ты же не терпишь никого рядом! Ни с кем из нас не дружишь! Ни одну пряность не подпускаешь, – стал защищаться Тимьян, нападая на Шафран.

            Началось что-то невообразимое. Все пряности заговорили вместе, да так громко, что я даже уши прикрыла ладошками. Слава испугалась и стала строить мне рожи. Я не сразу поняла, что она хочет.

            – Я ничего не понимаю! Когда они все вместе говорят, такой гул стоит!

Сквозь шум и повизгивания я, наконец, разобрала её слова:

            – Сейчас мама услышит! Что нам будет!

            – Достанется основательно, – авторитетно заявила я. – И …

            Слава не стала дослушивать, что же нам будет, и, быстро нагнувшись, без разбора стала сгребать пряности в кучку, пересыпая их в первый попавшийся пакет. Сначала я, замерев, смотрела, как она это делает, и думала, что очень неправильно смешивать пряности между собой. Потом, махнув рукой, кинулась ей помогать. Когда всё было убрано, мы обещали друг другу больше не лазить в шкафы на кухне и не говорить маме о случившемся.

***

            – У меня какое-то удивительное блюдо получилось, «котики» мои, – сказала мама, раскладывая ароматное мясо по тарелкам. – Сама не знаю, как. Вроде бы всё делала как всегда. Взяла пряность из того пакетика, из которого всегда брала, но вкус и запах совершенно другой. Попробуйте. Мне понравилось.

            – Правда, вкусно, мамуля! – ответила я, поглядывая на Славу, которая уже уплетала аппетитные тушеные кусочки за обе щёки.

Мы смехали сё подъяд,

Выхел ивный аромат,

пережёвывая, сказала сестра.

            – Проглоти, потом скажешь, – попросила мама. – Я ничего не поняла.

            А я всё поняла и подмигнула Славе.

.

Теги поста
рейтинг статьи
Рассказать друзьям
Комментариев пока нет. Будьте первым
Ed4 square50
Отправить