Вход
регистрация
Реклама
Интервью

Интервью для журнала "Грация", январь 2009

Интервью для журнала "Грация", январь 2009
1
Едим Дома
30 января 2009

Ваша новая книга «Ем, бегу, живу» о чувстве меры. Ну а как же крайности, которые мы так любим – порой именно в состоянии «на грани» получается что-то совершенно особенное?

А крайности ярче всего ощущаются, когда присутствует чувство меры – так в них появляется еще больше вкуса. Постоянно жить «на грани» слишком тяжело. Например, как известно, от хлеба полнеют, поэтому стараюсь есть его поменьше. Так вот, мой самый вкусный кусок хлеба был в одном маленьком городке, когда мы с мужем купили по бокалу вина, куску сыра и хлеба, сели на лавку неподалеку от церкви и вдруг оттуда зазвучал Бах… Закат солнца… Это было что-то необыкновенное!

Чувство меры вам прививали с детства?

Я обыкновенный советский человек. С одной стороны, тогда было меньше информации, понимания о здоровом образе жизни, но с другой – в моей небогатой, даже бедной семье питались хорошей едой, приготовленной дома. А вот нынешнему поколению нужно объяснять, что такое хорошо, а что такое плохо.

Вы очень строго следите за тем, что едят ваши дети. Но может получиться так, что люди, выросшие в такой атмосфере, буду чувствовать себя немного отдельно от остального мира – ведь очевидно, что большинству других детей разрешают есть белый хлеб и пить газировку?

Привычки питания все-таки прикладная вещь – это не старообрядцы, которым тяжело в миру. Самое главное, все дети подражают своим родителям, поэтому никаких особых усилий, направленных на их воспитание мы не делаем – просто живем. И, надеюсь, они тоже не будут есть вредную пищу, газировку, курить, пить и, самое главное, будут любить друг друга. Вообще, у детей должны быть принципы. Поэтому когда мои дети идут на день рождения, говорю им, что не надо никому объяснять, почему ты не ешь ту или иную пищу, не надо навязывать свои взгляды, просто скажи: «Спасибо, я не хочу».

«Не хочу, а надо» – ради любви к себе. Но между «надо» как помощью и насилием над собой тонкая грань.

Да, есть даже болезнь, которая появляется, когда человек слишком сосредоточен на здоровом образе жизни. Когда он постепенно исключает из рациона большинство продуктов. И начинает болеть. Это те самые крайности, о которых мы говорили в начале. Я знаю, что бывает, когда просто нет сил. Но очень важно уметь к себе прислушиваться. Если у вас действительно нет сил, дайте себе отдохнуть. С другой стороны, это может быть внутреннее ленивое животное, которое пытается одержать верх.

Есть такой продукт, от которого вы категорически отказались навсегда?

Да, сладкие газированные напитки. Это сигареты будущего. В 40-50-е годы курить было модно, что называется cool. А теперь мы точно знаем, что это влечет за собой смерть. Уверена, что со сладкими газированными напитками та же самая история.

Вы научились не требовать от себя слишком многого?

Нет, я еще на пути к этому. Но у каждого свой характер, установка, которая дана с рождения. Я максималистка и, бывает, загоняю себя. Пока организм не скажет: «Остановись!» – например, поднимается температура.

Вы как-то сказали, что отсутствие контроля делает вас несчастной. А как вы себя отпускаете?

Актерская профессия во многом позволяет сделать это. Если работы долго нет, приходится изобретать другие способы – шампанское очень помогает! Я серьезно. Еще десять лет назад я вообще не задумывалась об этом – репетировала по 24 часа в сутки, не спала, и все было отлично. А сейчас физических ресурсов стало меньше, с другой стороны, надеюсь, психоэмоциональных – больше.

Вы когда-нибудь обращались к психологу?

Нет, никогда не обращалась к психологу. Не думаю, что способна открыться перед кем-то кроме себя. К тому же я сама много анализирую, стараюсь жить осознанно.

Зима никак не наступит, на улице слякоть, почти нет солнца – непросто быть в хорошем настроении. Что вам помогало выбираться из депрессий?

Бывает работает способ, когда надо просто взять себя за шкирку и заставить что-то делать. А бывает и не работает. Бывает, помогают близкие – и внимание переключается с себя на других. Иногда лучше остановиться и пострадать. В принципе, во мне всегда происходит борьба по поводу того, что «Я не должна останавливаться! Я должна быть сильной! Мне некогда страдать!» В результате, борьба между тем, что я должна, а что нет, приводит в состояние отчаяния. И когда тебе кто-то, кого ты любишь, тихонько говорит, что ты никому ничего не должна – отпускает.

А вообще при первых признаках депрессии, чаще всего это бывает осенью и зимой, стараюсь больше двигаться – идти, бежать, ехать – музеи, музыка, кафе, подруги. Главное, не оставаться лицом к стене, наедине с собой.

Но, наверное, с вами давно не случалось глубоких депрессий – семья, дети, работа – все хорошо, жизнь стала ровнее?

Есть отличное выражение: «Сижу в парламенте, а счастья нет!» Но я публичный человек и все должны считать, что у меня все в порядке, все идеально. И вообще, это не ваше дело. У нас есть национальная черта – любим страдать, а последнее время полюбили страдать публично. Это не очень хороший тон. И мне бы не хотелось, чтобы меня застали за этим занятием. И вообще, как будто у меня книжка про то, как тяжело жить на этом свете и как выбраться из депрессии. А она, наоборот, про то, как легко быть здоровой и радостной.

Андрей Сергеевич подсадил вас на здоровый образ жизни. Может быть, прочитав вашу книгу, он открыл для себя что-то новое?

Да, конечно. Я ведь много над ней работала, встречалась со специалистами. А Андрей Сергеевич из тех людей, которые рады учиться. У него вообще не бывает такого настроения – «Я все знаю! Вы ничего нового мне не откроете!» Он всегда прислушивается к любой интересной информации от кого бы она ни исходила,  даже если от меня. Например, я подсалила его на пилатес. Первый год он ходил, смотрел на меня и, хотя признавал, что это классно, сам не пробовал. Раньше занимался йогой, но из-за проблем со спиной оставил ее на какое-то время. Я убедила его позаниматься пилатесом. И сейчас Андрей Сергеевич продвинутый пользователь пилатеса. И йогой он снова может заниматься.

Почему в своей книге вы делаете ставку именно на пилатес, а не на йогу, ведь и там и там очень похожие упражнения?

Книжка имеет утилитарное назначение. Как говорится, когда ученик готов, к нему приходит учитель. Йога это гораздо больше, чем просто упражнения. Я делаю небольшой комплекс асан, но не думаю, что имею права учить этому. Все-таки для йоги нужно созреть не только физически, но и морально тоже. Пилатес в этом смысле намного проще – и упражнения, и философия. А эффект по приданию телу формы просто потрясающий!

Вы успели не только написать книгу, но и сняться в новом фильме Андрея Сергеевича «Щелкунчик», который уже вышел за границей, и появится в России в конце 2009 года. Вы сыграли там Фею и  маму героини, и даже запели. Может быть  теперь дома поете вместе с Андреем Сергеевичем?

Нет. Вообще, я человек стеснительный, и своих близких стесняюсь ни чуть не меньше, чем чужих. Пою только в д’уше. Романсы люблю: «Отойди, не гляди, скройся с глаз моих», детские песенки –  у меня обширный репертуар.

Застенчивой были с детства, однако ваш дедушка был уверен, что из вас получится артистка!

Если бы вы видели меня в четыре года на стуле в мамином платье и туфлях на каблуках года!

Вы интраверт… Нелегко идете на контакт с людьми. Что говорите себе перед интервью, например?

Есть правила игры, которым я следую. Врать не люблю. Но и откровенничать тоже – мы же не в психиатрической клинике. На самом деле, гораздо сложнее общаться с людьми в обычной жизни, чем на интервью. Особенно, когда надо быть искренней, радушной, любезной, а тебе этого не очень хочется. В моей публичности нет моей воли. Я не испытываю кайф, когда все на меня смотрят. Это легкая форма эксгибиционизма – когда человеку нравится быть центром внимания. Исключение – внимание после проделанной мной работы: фильма, спектакля. Даже в театре или кино ты не открываешься до конца, все-таки срабатывает некая прекрасная  условность. И это абсолютный кайф, очень похожий на любовь.

Вы вместе с Андреем Сергеевичем почти 13 лет. Как вы себя ощущаете, когда первые годы бурной страсти прошли, у вас двое детей, все вроде бы хорошо и спокойно…

Нам очень-очень повезло – мы вовремя друг другу встретились – я была готова к встрече с человеком, который умнее, сильнее, больше меня, а ему стало интересно не только брать, но и делиться. Вообще, Андрей прекрасный педагог. Думаю, он был бы замечательным врачом: помимо того, что он действительно разбирается в медицине, он, как настоящий врач, очень много отдает. И вообще, не могу сказать, что у нас были ярковыраженные периоды в отношениях. Мы жили вне заштампованных определений, вроде «цветы-конфеты», «телефонный звонки», «письма-телеграммы». У нас все было наоборот. И изначально я думала, что ничего не может быть – это просто так, ненадолго. И это страшно помогло! И когда что-то случалось, то не потому что ты ждешь, добиваешься, надеешься… А само собой. Многие женщины хотят выйти замуж – это нормально, это инстинкт, это прекрасно! Однако, как правило, те, кто очень-очень сильно этого хотят, реже всего выходят. Главная ошибка, когда люди живут какими-то абсолютно умозрительными представлениями – кто-то считает, что должны добиваться его, кто-то – что он сам. Все сбои происходят из-за стереотипов. А женщина вообще должна полагаться на свою интуицию и не давить – вообще. Вот тогда все в кайф, все складывается так как надо.  

Что для вас главное в браке?

Товарищество и дружба. Друг тебя не предаст, не оставит. И дело не в изменах, а в совершенно другом. Мой идеал – отношения между мужчиной и женщиной должны быть безусловными. Не так: «Я тебя люблю, потому что ты умный» А по-другому: «Я люблю тебя, потому что мы вместе и не предадим друг друга». Ведь тыл нужен не только мужчине, но и женщине. Я знаю, что у меня есть человек, который меня поймет и случись что, поможет. Это самое важное. Я знаю много пар, которые прожили всю жизнь вместе, и, возможно, они не всегда были верны друг другу, но они были верны друг другу в самом главном –  в человеческой любви. И я понимаю, как редко случаются такие счастливые совпадения.

Вы сразу почувствовали, что нашли своего человека?

Я вообще считаю, что если что-то вспыхивает сразу, то обычно это также быстро заканчивается. Гормоны срабатывают, появляется страсть, а потом быстренько гаснет. Важно, чтобы отношения держались не только на химии. Иначе все умрет.

Вы как-то сказали, что Андрей Сергеевич перестал вас ревновать. Вам бы хотелось, чтобы он снова это делал?

Нет. Я и сама избавилась от этой пагубной страсти. Хотя у меня этого было гораздо меньше, чем у него. Убеждена, что ревность разрушительное чувство.

Когда вам кажется, что супруг моложе вас?

Каждый день! Начиная со споров о том, какие брюки надеть, что взять в поездку и моих советов, что пора перестать трескать булки. 

Вы никогда не боялись раствориться в Андрее Сергеевиче?

Ну это же счастье – раствориться в любимом человеке! Был бы мужчина, в котором хотелось раствориться.

Вы постоянно стремитесь позаботиться о других, поделиться опытом, педагогическим талантом. А вам не хочется, чтобы хоть иногда носились вокруг вас?

Ой, только не говорите слово «педагогический»! Сразу представляю себя с пробором, в очках и с указкой в руках – как мою страшную учительницу по географии, которая била мальчиков указкой. А история с Принцессой, вокруг которой все бегают, совершенно не про меня. Я люблю делать. В этом отчасти моя проблема, потому что мне кажется, что очень хорошо знаю, как надо. Но когда любимый спрашивает, не холодно ли мне и приносит свитер, ужасно приятно. Но, наверное, у меня очень сильный материнский инстинкт – мне действительно доставляет удовольствие делать людям хорошо.

Вы как-то сказали, что в семье вас никогда не видели кричащей, швыряющей… Как вам это удается?

Если дети ведут себя плохо, их надо наказывать. Они должны чувствовать границы. Так что эта фраза относится к моим личным проблемам, которые я никогда не вымещала на близких.

Вам никогда не хочется быть неправильной, растрепанной анти-феей?

Да я в принципе никогда не бываю «притрепанной» – всегда растрепанная. И не ощущаю себя такой уж правильной. Наоборот, борюсь с собой, потому что мне кажется, что я все еще слишком неправильная.

Какие фильмы смотрите по выходным всей семьей?

Вот недавно смотрели «Терминатора», представляете! Правда, меня хватило на десять минут.

Летом  вы взяли и коротко подстриглись, хотя до сих пор не были замечены в любви к резким переменам во внешности? 

Кстати, скоро подстригусь еще короче! Сначала подстригли Марусю, и ей очень пошло. А я решила повторить успех. Знаете, чтобы все время что-то менять во внешности, гардеробе, надо очень внимательно к себе относиться. У меня все-таки смещены акценты. И вообще, в кризисе есть позитивные стороны, потому что человечество сошло с ума от потребления. Когда в шкафу висит двадцать платьев и зачем-то надо обязательно купить еще из каждой новой коллекции – это же бред.

Когда вы последний раз себе что-то покупали?

Пару месяцев назад купила платье в Лондоне.

Одну женщину заводит покупка новой коллекции или пластическая операция, а что заводит вас?

Когда наконец-то уходят два лишних килограмма. Вообще, приятно взять себя в руки!

Со временем вы перестали хотеть ролей до дрожи в коленях… По какому поводу теперь появляется эта дрожь?

Дрожь в коленях это прекрасное состояние юности… Сколько себя помню, когда чего-то очень сильно хотела – никогда не получала. Тогда ожидание Нового года доставляло больше кайфа, чем сам праздник. Сейчас я научилась ловить кайф не в ожидании, а в обладании. Радуюсь тому, что есть, поэтому дрожь в коленках от каждого утра, деня, вечера и ночи. 

Теги поста
рейтинг статьи
Рассказать друзьям
Комментариев пока нет. Будьте первым
Ed4 square50
Отправить