Вход
регистрация
Реклама
Хлебсоль

Интервью Юлии Высоцкой с Феклой Толстой

Интервью Юлии Высоцкой с Феклой Толстой
0
ХлебСоль
09 августа 2012

Фекла Толстая рассказывает Юлии Высоцкой о своем отношении к еде как к социальному явлению и традициях семьи Толстых. А также делится воспоминаниями из детства.

Анна Толстая родилась в семье филологов, которые и придумали для любимой дочки ласковое прозвище Фекла. Фекла пошла по стопам родителей и тоже получила филологическое образование. Как и ее великий прапрадед Лев Николаевич, знает несколько языков. Вторая профессия Феклы – режиссер (ее она получила в ГИТИСе, в мастерской Марка Захарова). Все это очень пригодилось Фекле в ее телевизионной карьере, когда она брала интервью у мировых знаменитостей и делала цикл документальных программ. Сейчас Фекла Толстая работает на радио (ведь ее глубокий грудной голос – это тоже бренд). Услышать ее можно на «Серебряном дожде» в программе «Мишанина». 

Юлия Высоцкая: Чем вас кормили в детстве?

Фекла Толстая: У нас дома никогда не было культа еды, мы всегда были любителями каких-то простых вещей. Мой папа ел каждое утро геркулесовую кашу на воде, и так ее смаковал! Иногда посыпал кашу какой-то травкой, каким-нибудь укропчиком.

Ю.В.: С солью, в общем. Как в Шотландии!

Ф.Т.: Да! Потом выяснилось, что Лев Николаевич Толстой тоже начинал так свое утро, но папа, конечно, не подражал дедушке, просто он любил геркулес. Надо сказать, что я тоже люблю геркулес и люблю в него какой-нибудь сыр или те же травки добавлять. А вы любите геркулес?

Ю.В.: Обожаю! Но я не могу его часто есть. Так как я вообще не ела каш, когда росла, у меня предубеждение, что, если я буду есть каждый день геркулес, начну толстеть.

Ф.Т.: Я тоже толстею как раз от геркулеса, потому что только от него это и может быть.

Ю.В.: А вы правильно едите?

Ф.Т.: Я вообще неправильно ем. Но еда же разная бывает. Ты иногда ешь с утра геркулесовую кашу и думаешь, какой ты хороший человек: вот встал с утра, правильную еду себе сварил, и день у тебя будет хороший, и ты всю работу сделаешь и не опоздаешь никуда!

Ю.В.: Работает?

Ф.Т.: Иногда работает. А бывает, ты что-нибудь мучаешь, у тебя что-то не получается, или ты опаздываешь, или тебе какие-нибудь тексты написать надо, и ты не можешь себе что-то сварить нормального, и начинаешь кусочничать, бутербродничать, и вообще тебе не до еды. И вообще все не то. Или, например, берешь себя в руки и две недели как молодец питаешься правильно и гордишься собой.

Ю.В.: Прям на несколько недель хватает?

Ф.Т.: Ну недели на полторы хватает.

Ю.В.: А вообще вы есть любите?

Ф.Т.: Конечно, люблю! А есть люди, которые не любят есть?

Ю.В.: Есть! Это в основном женщины, конечно. Но я знаю и мужчин, которые говорят, что если бы не надо было думать о еде, было бы легче.

Ф.Т.: Видимо, у них отсутствует ген гастрономических удовольствий. Но, наверное, им доступны какие-то другие удовольствия, о которых мы не знаем.

Ю.В.: Да бог с ними! Рассказывайте, как вы любите есть!

Ф.Т.: Я тоже никак не могу назвать себя гурманом, потому что, особенно последнее время, у меня все как-то вопреки тому, что жизнь позволяет. Казалось бы, сейчас так хорошо, можно есть, что хочешь. А меня все тянет на очень простые вещи: просто сварить в пароварке и съесть, даже не посолив. Я думаю, это от недостатка культуры гастрономической. Вы знаете, есть люди, которые любят Шишкина с Левитаном, и это главные ценности русского искусства для них. Вот я боюсь, что застряла в кулинарном отношении на этом уровне. Мне страшно нравится название вашего журнала! В детстве ведь все любили черный хлеб нарезать и солью посыпать, потом это ушло на много лет. А вот сейчас опять: какой-нибудь хороший хлеб купишь, его немножко еще в маслице окунешь и солью покрупнее посыплешь. Какая радость!

Ю.В.: Мне, кроме хлеба, вообще ничего не надо!

Ф.Т.: У нас в семье все страшно любят хлеб! Если в доме нет хлеба, в доме вообще нет еды. Мой отец очень любил хлеб. Наверное, это и поколения разные, потому что папа прошел войну. Помните, у всех были такие железные хлебницы, которых никогда не хватало, в результате папа просто купил ведро, которое выполняло функцию хлебницы. И люди, конечно, всегда слегка удивлялись. Все приходили на нашу маленькую кухоньку, и тут стоит ведро как один из главных предметов ежедневного, ежечасного обихода! В ведре – пара батонов белого и буханка черного. Мой брат вообще не садится за стол без хорошего хлеба. Я тоже люблю хлеб, особенно в путешествиях. Ведь совершенно не хватает времени: ты носишься как угорелая и ужинаешь, только когда все музеи уже закрылись. Поэтому днем вместо ланча, например, в каком-нибудь Стамбуле можно купить бублик, взять бутылочку недорогого турецкого вина и все это, глядя на Босфор, употребить. Разве есть что-нибудь прекраснее?

Ю.В.: Вы так вкусно рассказываете, что сразу захотелось хлеба! Ну хорошо, а скажите, вы ночью едите? Признавайтесь!

Ф.Т.: Ну ем, конечно! Это же все психологические игры с самой собой: ты прекрасно знаешь, что правильно, но у тебя каждый раз находится оправдание, почему сейчас можно. А что вы делаете, когда у вас плохое настроение?

Ю.В.: Я пью шампанское.

Ф.Т.: Подождите, алкоголь – это другая тема, алкоголь – это святое! Можно же выпить шампанского и не съесть при этом пару бутербродов! А бывает настроение, что и шампанское, и бутерброды! Не говоря уж о том, что, как только вы начинаете пить шампанское, вам сразу хочется есть! Как хорошо, что вы любите шампанское!

Ю.В.: Я обожаю шампанское! Мы сейчас в Лондоне случайно зашли в бар и заказали Pol Roger, и вдруг мне приятель говорит: «А вы знаете, что это было любимое шампанское Черчилля?» И Черчилль сказал: In defeat I need it, in victory I deserve it («Потерпев поражение, я нуждаюсь в нем, победив, я заслуживаю его». – Прим. ред.). И мне так понравилось! Я так обрадовалась: у меня ежедневно может быть день шампанского!

Ф.Т.: Мне кажется, Черчилль – какая-то легендарная личность в этом отношении. Про него же все говорят, что его любимым напитком был армянский коньяк. Может быть, он в Ялте сделал такой комплимент Сталину… А вы пили армянский коньяк?

Ю.В.: Пила гениальный однажды, с тех пор это больше не повторялось. Принесли  бутылку, которую где-то откопали, на съемочную площадку, когда было очень холодно. Без всяких звезд, но это был божественный напиток!

Ф.Т.: Я была сейчас в Армении, и, конечно, там лучше пить армянский коньяк!

Ю.В.: Есть там тоже замечательно?

Ф.Т.: Даже не знаю – я не очень мясной человек.

Ю.В.: Ах ну да, весь этот шашлык-машлык бесконечный.

Ф.Т.: Ох, там совершенно фантастический армянский лаваш, который продается на каждом углу...

Ю.В.: А матнакаш, который толстый такой…

Ф.Т.: Это просто потрясающее искусство. Ведь он же продается в Москве – пожалуйста, ешь сколько хочешь. Но здесь какая-то издевательская пародия на него.

Ю.В.: Там же жара, солнце, Арарат, там много чего. Но если все-таки возвращаться к кухне, простая кухня – это домашняя? А если идете куда-то, что вы любите?

Ф.Т.: Я все люблю вообще – я любопытная. Но все-таки тоже простое, в том смысле, что я, например, не могу, когда на тарелке больше трех блюд. Странная математика у меня в голове. Если посадить меня за русский стол и положить этот салат, этот салат и тот салат, то я уже начну страдать. Еще очень важно, чтобы было видно, из чего это сделано. Я не ем фаршированные вещи.

Ю.В.: Это из детства? Потому что я никогда не ела в детстве фаршированные перцы или помидоры. И дети мои не едят. Голубцы у меня почему-то дети не любят.

Ф.Т.: Я ем мамины котлетки. Был период в моей жизни, когда я была вегетарианкой, но мамины котлетки не вызывали у меня ужаса. Мне кажется, все то, чем мама кормила тебя в детстве, – это совершенно отдельная тема, которая не имеет отношения к твоим нынешним кулинарным пристрастиям. Это всегда будет чем-то твоим очень любимым. Сегодня я люблю, когда это свежий продукт, не очень серьезно приготовленный.

Ю.В.: А Москва – гастрономический город? Вы ходите в рестораны?

Ф.Т.: Я не так много московских ресторанов знаю. Например, выставочное пространство я знаю лучше, чем в каком ресторане обновилось меню.

Ю.В.: А есть все равно любимые места?

Ф.Т.: Есть любимые. Но все-таки рестораны – это такие социальные места для меня. Прежде всего ресторан – это место, где публика, среди которой я буду чувствовать себя комфортно. Даже если какие-то очень вкусные места, а рядом будут сидеть неуютные люди, я не смогу насладиться, решу, что не туда попала. К сожалению, в Москве мест, где я «не туда попала», очень много.

Ю.В.: Давайте тогда вернемся к шампанскому. Рассказывайте, какое вы любите шампанское?

Ф.Т.: Ох, я могу выпить и «Советского» шампанского. Это зависит от пьянки-гулянки и компании. Раньше шампанское воспринимали как напиток какого-то повода. Я уже давно плюнула на всякие поводы и могу просто выпить шампанского. Я помню, «Советское» шампанское мы пили с одной моей близкой приятельницей – актрисой Анной Борисовной Ардовой. Мы с ней жили на одной улице, я ходила к ней в гости и у метро за одиннадцать рублей покупала бутылку шампанского. И мы у нее, значит, бутылку шампанского под разговоры уговаривали.

Ю.В.: А как вы к вину относитесь?

Ф.Т.: Я люблю вино. Хлеб, соль, вино. Что еще нужно?

Ю.В.: А вот, кстати, если бы вам сказали выбрать три продукта, и только это вы будете есть всю жизнь…

Ф.Т.: Сыр, овощи, вино. Так, подождите, без хлеба тогда остаюсь, да? Ну ладно, буду без хлеба. А у вас что это будет?

Ю.В.: Хлеб, вино, и не знаю – сыр или шоколад… Наверное, сыр.

Ф.Т.: Хлеб, вино, сыр... Да!

Ю.В.: Иногда бывает у меня хлеб, вино, масло оливковое, сливочное или подсолнечное.

Ф.Т.: Это очень жестко – всего три продукта. А что другие говорят? Мясо, наверное?

Ю.В.: Кто-то сказал морепродукты, кто-то назвал бальзамический уксус, какой-то сумасшедший. Кто-то говорил, что без кофе жить не может. А вы кофеман? Пьете кофе, чай?

Ф.Т.: Я пью чай, иногда люблю хороший кофе, а иногда он мне надоедает, и я годами его не пью. Смотрите, с чем я пытаюсь бороться в своей жизни сейчас, точнее, с одной стороны, бороться, а с другой, наоборот, соединить. Еда – это же такая очень часто социальная история. Мне говорят: «Пойдем выпьем чашку кофе?» А я не хочу кофе. Но мы идем пьем кофе. Или: «Пойдем выпьем чашку чая!» А я не хочу ни чая, ни кофе, потому что, мне кажется, я тем самым проявляю уважение к чаю и кофе. Потому что я пью чай, когда хочу пить чай. А когда мне надо поговорить, я могу выпить горячей воды. И я хотела бы как можно меньше в своей жизни есть или пить в зависимости от ситуации.

Ю.В.: Как интересно! А у вас есть какие-то незабываемые путешествия? В смысле кулинарии.

Ф.Т.: Секрет неприлично прост: везде есть местную еду. Я то же самое думала про алкоголь. Почему так прекрасен даже самый простой ром в Доминиканской Республике? Вот ты покупаешь себе этого рома, привозишь сюда – и ничего не происходит. Я помню, как в студенческие времена мы ездили в Крым с моими однокурсниками. Это чудесное крымское вино или даже крымский портвейн, который ты водичкой разбавляешь, и у тебя две пластиковые бутылки на день. Тут портвейн, а тут вода. Нет ничего в жизни лучше. Но ты же даже не можешь представить себе, что будешь пить это крымское вино в Москве. Потому что ты другой человек? Да нет, просто всему есть свое соответствие. Поэтому я очень люблю пробовать простую местную еду. Я очень волновалась, когда попала в Индию, думала, как вообще это будет происходить. Немножко я побаивалась – считала, что не могу есть очень острую пищу. Закончилось все самыми дешевыми местными забегаловкам, в которых едят индусы и очень вкусно готовят. Это как я каждый год себе обещаю, что поеду на вьетнамский рынок и поем в районе улицы Миклухо-Маклая. Но так и не добралась до этих мест в Москве. А в путешествиях люблю всякие такие местечки.

Ю.В.: А есть какие-то кулинарные предпочтения – Европа, Азия, Америка?

Ф.Т.: Конечно, европейская еда мне как-то ближе. Все-таки я никак не могу назвать себя знатоком всяких азиатских вещей. Я так осторожно пробую это, а потом горжусь, что я что-то такое ела. Не столько для того, чтобы поставить галочку, а у себя внутри пощупать, мне это любопытно или нет.

Ю.В.: Европейский вкус, европейская еда, европейский человек. И любите Европу больше, чем Азию.

Ф.Т.: Наверное, это банальная идея, но, с другой стороны, трудно не признать, что итальянцы не то чтобы впереди планеты всей, а знают какие-то секреты простого человеческого подхода. Можно выпендриваться, можно держать себя в руках и есть так, как едят на Севере. Но если ты хочешь как-то расслабиться, если  хочешь просто быть человеком, то пойди к итальянцам, и они с тобой будут не то чтобы как мама, они просто знают, как угодить.

Ю.В.: Вообще это ужасно интересно. А вот с вином у вас есть отношения? Красное – итальянское, белое – французское, допустим. Или просто хорошее вино и хорошая компания?

Ф.Т.: Скорее, хорошее вино и хорошая компания. Я совсем не готова считать, что улучшаешь качество своей жизни, и остаешься в элитном сегменте, и ешь-пьешь все только элитное. Это совсем не про меня! Мне это скучно. Мне иногда интересны какие-то самые простые заведения и самая простая еда, как бублики в Стамбуле. То же самое и с вином. Мне страшно нравится ехать где-то и остановиться там, где написано «Агротуризм» и продают домашнее вино. И захмелеть, и проклинать себя за то, что ты же знаешь, что молодое вино ударяет в голову, не первый же год живешь! Или, наоборот, какие-то изысканные вина попробовать, особенно с человеком, который в них разбирается: «Ты слышишь здесь вишневый оттенок?..»

Ю.В.: А там мускатный орех прорезался, да?

Ф.Т.: И ты думаешь, что слышишь, или тебе кажется, что да, и вслушиваешься. Так что я разные люблю вина, и все, конечно, привязано к месту. Я, например, часто езжу к своим друзьям в Швейцарию кататься на лыжах. И я обожаю зимой их белые, чуть-чуть игристые вина.

Ю.В.: Они замечательные! И их нигде не найти. Они их не вывозят, гады. А как вы еще отдыхаете, кроме как катаясь на лыжах?

Ф.Т.: Отдых – это всегда что-то, связанное с природой. У нас есть такая замечательная семейная традиция, которую начали еще мои дядюшки и дедушки и сейчас мои братья очень поддерживают: вся семья уезжает летом просто на берег Дона в совершенно дикое место. И мы в палатках устраиваем лагерь уже несколько десятков лет на одном и том же месте и просто живем там. В первую секунду ты думаешь: что ты здесь, на берегу реки, будешь делать? Все-таки это другая Россия. Это удивительное ощущение, когда ты живешь на берегу большой реки. И там я ела самую вкусную рыбу в своей жизни. То, что ловят мои братья: сомов и судаков, сазанов иногда. Они хорошо готовят рыбу и очень просто – или жарят, или в коптильне примитивной, для которой надо веточки собирать и ломать.

Ю.В.: И долго вы там отдыхаете?

Ф.Т.: У кого как получается. У кого-то получается две недели там просидеть, я иногда приезжаю на три дня, просто сажусь на самолет.

Ю.В.: Каждое лето? Класс! Это очень здорово. Так интересно. Вообще удивительно, хоть наш журнал такой прикладной, с кучей рецептов, но очень читаемая рубрика – это интервью. Редко же, где рассказывают про геркулес с сыром, а людям это интересно.

Ф.Т.: Гастрономический журнал состоит не только из рецептов, граммов, люди проповедуют вкус к жизни через самые простые вещи – через вкус к еде. Жизнь же почти вся состоит из застолий. Через еду проявляется жизнь: с одной стороны, еда, конечно, психологическая игра с самим собой, с другой – общение. Это же бесконечно еда.

Ю.В.: Очень красиво закончили!

Полка Феклы Толстой

– Самая разная посуда, всякая посудная фарфоровая ерунда, разные чашки. В основном все это белое.

– Сыр.

– Ножички для сыра.

– Пароварка.

– Ручная мясорубка.

– Чаи.

– Чайники заварные.

 

Рецепт: Баклажанная икра

Запечь в раскаленной духовке целые баклажаны. Главное условие – не протыкать! Если баклажаны взрываются, значит, они готовы. С готовых баклажанов снять кожу, измельчить в мясорубке (желательно в ручной, чтобы текстура была неоднородной) вместе с репчатым луком. Масло, которое выделилось, – самое важное. Несмотря на то что масса получается очень жидкая, налейте еще подсолнечного масла, баклажаны его впитают. И наконец, добавьте соль-перец и обычный столовый уксус. Поставьте на ночь в прохладное место. На следующий день консистенция будет такой, что вы сможете икру резать, как сливочное масло. Мы едим в виде бутербродиков, таких маленьких пыжиков – они хороши как закуска, например, под водочку.

 

Журнал "ХлебСоль" , Июнь 2011

В каждом номере "ХлебСоль" читайте эксклюзивное интервью Юлии Высоцкой с самыми знаменитыми персонами!

Теги поста
рейтинг статьи
Рассказать друзьям
Комментарии — 5
Ed4 square50
Отправить
Наталья
Наталья
27.01.2014 19:23:43

Ну очень интересные истории и люди pooh_lolpooh_lolpooh_lol

larisa
larisa
23.08.2012 16:48:46

flowerflowerflower

Лимара
Лимара
10.08.2012 13:55:12

Очень интересное интервью, получила просто колоссальное удовольствие!

Альбина
Альбина
10.08.2012 08:48:29

Очень интересный разговор двух очень интересных женщин!

Kri
Kri
09.08.2012 18:25:04

Замечательное интервью!